Первый секретарь Донецкого обкома партии Владимир Иванович Дегтярев обожал «Шахтер». Как мог, опекал его, души не чаял в футболистах. И   приехать на базу на разбор игры был всегда готов. Особенно если любимцы выступили не совсем удачно и требовалась хорошая эмоциональная встряска. Дегтярев был крупным государственным деятелем, хозяйственником, но не профессионалов в футбольной сфере. Зато у него получалось очень емко, по-болельщицки, дать квалифицированную характеристику матчу или игроку.  

Допустим, идет «разбор полетов», главный тренер Олег Александрович Ошенков говорит: «Мы игру проиграли, нападающие нас подвели, опасных моментов почти не создавали. Поэтому, конечно, тяжело было забить». Дегтярев слушал – слушал, затем взял слово: «Хоть убейте меня, дорогие товарищи, но я не могу понять, как вы не можете людей научить забивать голы. Вы в цирке были? Я вот ходил недавно. Приезжала московская труппа. Знаете что увидел? Медведи играют в хоккей. Медведи! Так они шайбу в ворота умеют забрасывать. Получается, что медведей можно научить забивать, а игроков «Шахтера» нет? Не понимаю!» 

Другой раз Владимир Иванович решил, что игроки явно не показали активности. На что он им и указал со всей партийной прямотой: «Что вы еле ноги тягаете по полю? Смотреть невозможно. Шалычев, Евсеенко, Пилипчук, ползаете и одним местом мух ловите! Я знаю, что вам нужно для хорошей игры. Наварить борща побольше, натолочь туда сала, чтобы вы после обеда бегали так, чтоб аж в трусах потело!» 

Но иногда Дегтярев был занят и не мог лично пообщаться с командой. Тогда он посылал вместо себя кого-то из своих помощников. Случалось, эта честь перепадала секретарю обкома партии Зуеву. Он тоже любил футбол и много помогал команде, но видел все очень специфически. Со своей колокольни. Поскольку от приказа начальства некуда не сбежишь и надо не только поприсутствовать на беседе с футболистами, а еще и обозначить руководящую и направляющую роль, Зуев считал своим долгом обязательно высказать личное мнение. В привычных выражениях, разумеется,  и знакомыми категориями.  

Поскольку до партийной деятельности он был военным летчиком, установки временами получались выдающиеся. Например, тренер настраивает подопечных на игру, говорит, кто и что будет делать, кто как будет перемещаться и т.п. Зуев слушает, а потом дает свое резюме: «Нет, все это не правильно.  Вы должны бегать так по полю…Так, как самолет – истребитель летает. Если вдруг что не получилось – моментально из «штопора» в землю!» Игроки соглашались, кивали головами и дальше делали все, как тренер велел.  

Потому как штопор – это еще понятно. Но что значит из него и вдруг в землю? Загадка!