В каждом поколении футболистов всегда найдется несколько персонажей, которые веселят больше всех. Как отчебучат что-нибудь, так хоть стой, хоть падай. Но чудачества, понятное дело, соответствует духу времени. Когда народ не был особо изнежен цивилизацией, игроки и фортеля выкидывали без особых затей.

В конце 40- начале 50-х в «Шахтере» изобиловала простонародная публика, но даже на ее фоне выделялся своей посконной оригинальностью Павел Иванчук. Игрок был отличный, как принято говорить, талант от Бога. Но что такое дисциплина или систематическая работа – этих странных понятий он и представить себе был не в состоянии. Поедет команда на сборы в Сочи, Паша ходит, открыв рот, дивится на чудеса природы. Потом на пальму вскарабкается и сидит. Ему кричат: «Чего ты там делаешь? Слазь уже!» А он: «Сфотографируйте меня! Я обезьянка или нет?» Такое у человека было потрясение от общения с экзотикой юга.

Приехали на игру в Ленинград, тренер давал установку на матч, дело уже шло к логическому завершению.  Тут вдруг откуда не возьмись объявился Иванчук. Стоит ли говорить, что все несколько удивились. Спрашивают прогульщика: «Ты где был, недотепа? Не знал, что у команды установка?» Тот – сама невозмутимость: «Знал. Почему не знал? Только мне надо было на лихта покататься. Тут лихта скоростной. У-ух, дух захватывает». Что с ним будешь делать? Ну, не устоял человек перед обаянием скоростного лифта. Не казнить же…Тем паче футболист хороший.

Этот уникум мог себе и тренировку отменить. Все бегают, а он на лавочке сидит.

— Нет, братцы, я сегодня не тренируюсь!

— Что такое, тебе Боженька запретил?

— Мне что-то сон плохой приснился. Вроде со мной что-то случится. Лучше я сегодня не буду тренироваться.

Против таких аргументов не попрешь. Зато здоровьем Паша обладал отменнейшим! Как-то играет в Сталино «Шахтер» со «Спартаком». Жарища кошмарная. Только это никого не интересовало. Какая бы погода не стояла, в 15.00 – игра. За 15 минут до конца матча Никита Симонян судью уговаривать стал, чтобы тот давал свисток: «Кончай скорее, умрем же все!» Тот бурчал в ответ: «Как я свистну? Еще столько времени». Симонян: «Так поумираем же прямо на поле!»

А перед этой битвой в пекле Паша Иванчук пришел со всеми на обед и заявил: «Мне борщ и луковицу». На него как на дурочка посмотрели: «Да ты что, опупел, парень? Как ты после такой жратвы по жаре играть будешь?» Только Пашу не переубедишь: «Тогда вообще на поле не выйду. Так и знайте… Мне борщ и луковицу!» Что вы думаете? Рубанул пару мисок огненного навара, цыбулиной – другой хрустнул, вышел на газон и отбегал лучше всех…
Борща и луковицу!

 

Информация была взята из книги «Легенды донецкого футбола. 100 невыдуманных историй о «Шахтере». – Донецк: Юрпресс, 2006г. Редакционный совет: В. Малышев, А. Кучинский, Р. Мармазов.