Странное дело: казалось бы, XX столетие не столь уж и далекое, а сколько в нем тайн и недомолвок. В том числе и в такой всенародно любимой игре, как футбол. Существование архивов, газет, журналов, кинохроники, несомненно, должно было оставить для истории дату рождения в Донецком крае такого социального явления, но, увы… Этой даты мы не знаем до сих пор. Случилось это из-за смены общественного строя. Политическая концепция, воцарив­шаяся на огромной территории бывшей Российской империи, заставляла иссле­дователей любое явление выводить из рабочего движения. И появились рассказы о полумифических самодеятельных коллективах рабочих-пролетариев, которые как бы и закладывали спортивную славу того или иного края бывшего СССР.

«Разумеется, футбол, как и спорт вообще, в условиях царской России не мог быть массовым. Тяжелый труд по 12, а то и по 14 часов в день был уделом рабочей молодежи, у которой почти не оставалось времени для отдыха и развлечений. К тому же царская охранка делала все, чтобы не допустить любого объединения рабочих, будь то даже кружок любителей спорта.

Но даже если коллективу энтузиастов удавалось создать свою футбольную команду, возникали новые препятствия.

И земельный участок для поля, и его обо­рудование, и форма для игроков, и обувь, и мячи — все это стоило больших денег» — такое объяснение давали ветераны футбола в материалах, повествующих о зарождении игры в том или ином горо­де. Другая точка зрения отсутствовала совсем — те, кто завез эту игру в Россию, покинули ее сразу после революции.

Не богат был Донецкий край и периодиче­скими изданиями. Свои газеты выходили в Бахмуте и Мариуполе, а вот типографии Юзовки выпускали только рекламные бу­клеты и визитные карточки. Естественно, писать о спортивных развлечениях, в том числе и об игре в футбол, было негде. Раз­ве что в зарубежных СМИ. Susan Edwards в работе «Hughesovka. A Welsh Enterprise in Imperial Russia» писала: «В начале 1900-х годов капеллан британской общины опи­сывал поселок своему эпископу. Удобства, которые он перечисляет, включают два банка, гостиницу, театр, народный парк с озерами, велосипедный трек и площадки для гольфа. Фотографии, сделанные в Юзовке в это время, показывают британcких служащих, привлекаемых клубами гольфа и проводивших теннисные матчи. Примерно в тот же период южно-уэльская газета «Мертир Экспресс» сообщала о футбольном матче между уэльско-англий­ской и русской командами. Энергичное соперничество закончилось в этом случае со счетом 1:0 в пользу британцев. Сто­ит добавить, что еженедельная газета «Мертир Экспресс» выходит до сих пор, сохранился ее архив со дня основания, и есть надежда найти цитируемую заметку.

Не в пример британским архивам, наши дореволюционные архивы сохранились очень плохо, а в том, что сохранилось, о футболе найти пока ничего не удалось. Разве что документ, который обнаружил архивариус донецкого футбола Г. Гришаев. Документ составлен в 20-х годах XX столетия и не относится к теме футбола. Главной же его особенностью являлось то, что сам лист бумаги уже использовался раньше, в июле 1905 года, для полицей­ского донесения, где помимо всего про­чего сообщалось: «…сия игра в фут-болъ плохо влияет на настроение масс».

Историки футбола, серьезно (и несерьезно) изучавшие истоки футбола в Донецком крае, в основном делали упор на публикации в русских спортивных журналах, применяя один штамп: «Первые упоминания о футбольных командах Донбасса встречаются в этих изданиях 1910 — 1914 годов». И были по-своему правы. В этих публикациях давалась объективная оценка игры, но не факт, что появление футбола в Юзовке, Краматорской, Дружковке, Константиновке и других городах и поселках надо связывать с появлением публикаций в СМИ. Так же, как нельзя связывать первые футбольные поединки с созданием и утверждением в законном порядке уставов спортивных обществ. Ведь если Устав Юзовского спортивного общества был утвержден 30 сентября (по старому стилю) 1911 года, то соответствую­щий документ Краматорского спортивного общества — 15 мая 1912 года, константиновского общества «Спорт» в марте 1913 года, а в Бахмуте процесс узаконивания длился вообще два года и завершился — в 1914 году. И все бы ничего, но ведь матчи между командами обозначенных спортивных обществ проходили и до сентября 1911 года, и позже. И те же российские спортивные журналы приводили их результаты и подробности встреч.

К счастью, архивы СМИ являлись не един­ственными документами далекой эпохи рождения футбола Донецкого края. Не в пример им гораздо лучше сохранились воспоминания участников тех далеких событий, в свое время записанные любителями футбола, журналистами и просто неравнодушными людьми, и фотографии, сохранившиеся в альбомах, частных собраниях и запасниках музеев.

Конечно, при изучении этих источников обращает на себя внимание заполитизированность воспоминаний старых спортсменов и журналистов, писавших о рождении спорта и футбола в нашем крае. Все, что было до революции — описывалось в двух тонах: светлые — спорт, футбол местной молодежи, круто замешанный на революционных событиях 1905 года, тяжелой жизни и постоянной эксплуатации, и темные — спорт, футбол эксплуататоров-иностранцев. При этом не акцентировалось внимание на том, что основы спортивного движения в Донбассе были заложены именно иностранными специалистами. Впрочем, и обвинять их было бы неправильно: как спрашивали — так и отвечали.

В то же время завышалась роль в организации спортивного движения рабочих, имеющих отношение к революцио­ным событиям. В частности, по Юзовке таковым примером была деятельность инженера Валерьяна Данчича. В воспоминаниях ветерана донецкого спорта А. Филина, других знатоков дела — К. Мас­ленникова, журналистов М. Лангмана и Б. Оленко, опубликованных в разные годы в газетах «Диктатура труда», «Социали­стический Донбасс», «Радянська Донеччина», фамилия Данчича не упоминается. Лишь в 60 годы XX столетия раскручи­вается его роль в рождении спорта, хотя и отрицать ее вообще нельзя.

Особый статус имеют фотографии. Эти черно-белые исторические докумен­ты, как правило, хранились в семьях. В большинстве своем они подписывались с указанием даты события и обозначением действовавших лиц. Хотя были и другие примеры, когда подписи отсутствовали или были нанесены позже. Фотографии были творением соответствующего времени, и на отдельных, относящихся к 1930-м годам периода великих репрессий, зачастую можно встретить заретуши­рованные лица репрессированных, а то и расстрелянных футболистов. Но как бы то ни было, именно эти фотодокументы позволяют взглянуть на любимую игру миллионов с несколько иного ракурса. Тем более когда для этого есть прекрасный повод.

13 апреля 1913 года в Константиновке состоялось объединение футбольных круж­ков Донецкого бассейна. Сюда съехались представители спортивных организаций и создали футбольную лигу, в которую вошли кружки Дружковки, Краматорской, Макеевки, Юзовки и Константиновки. Футбольная лига Донбасса стала первой региональной организацией на всей территории Российской империи, 100-летию этого события и посвящается это издание.